Михаил Пореченков: "Я как актер посильнее Шварценеггера"
29 ноября 2007 года

Актер Михаил Пореченков, известный всей стране по роли Лехи Николаева в сериале "Агент национальной безопасности" - сегодня один из самых востребованных артистов. Он сыграл князя Пожарского в новом фильме Владимира Хотиненко "1612", ведет передачу "Битва экстрасенсов" на канале "ТНТ", недавно завершил съемки своей первой картины "День Д" и еще успевает исполнять обязанности секретаря Союза кинематографистов.

Российская газета | Год назад вы стали первым секретарем Союза кинематографистов России. Зачем вам это было нужно? Довольны результатами своей работы?

Михаил Пореченков | По большому счету меня не устраивало положение, в котором оказались пожилые актеры, в котором можем оказаться и мы. Как можно быть довольным своей работой? Хорошо, что мы по бюджету в Союзе кинематографистов и в Доме кино вышли "в ноль". Ежемесячно у нас был долг. Тратили деньги, которые взяли от продажи киноцентра. А сейчас сводим концы с концами. Сделали косметический ремонт и в Доме кино, и в Союзе кинематографистов, поставили новую звуковую аппаратуру. Сейчас оформляется земля в Болшево, чтобы сохранить ее за Союзом. Что-то происходит. К сожалению, организация бедная и никто не помогает.

РГ | Как человеку творческому ощущать себя в положении чиновника?

Пореченков | Нормально. Бегаешь, решаешь вопросы, встречаешься с людьми. Всё же решения принимаются при личном общении. Кроме этого, нужно подписывать серьёзные документы, финансовые бумаги. Вот тут я немного волнуюсь, потому что это деньги. И не мои! Не хотелось бы, чтобы из-за моей подписи пострадали люди и в частности я сам.

РГ | Недавно в редакции "РГ" состоялся деловой завтрак, в котором участвовал Михаил Швыдкой. Он сказал, что, по его мнению, у каждого актера сейчас должен быть агент.

Пореченков | Платите актерам хорошие деньги, чтобы они могли содержать агентов. Я - "за". У меня работает целая команда людей, которые отвечают и за взаимоотношения с прессой и за агентов, так как скорость жизни и загруженность высокая. Это - нормальная мировая практика. Если ты способен сам все тянуть, ну и тяни. А если чувствуешь, что не справляешься - нужны помощники.

РГ | Сейчас нередко говорится о том, что российский кинематограф находится на взлете. Вы как человек, знакомый с кинокухней, как считаете?

Пореченков | Да, снимается много картин, и кино - это, на мой взгляд, самый развивающийся бизнес. Не знаю, как долго это продлится, и с чем это связано. С экономическим ростом в стране, естественно…

РГ | Но количество ведь не есть качество.

Пореченков | Это совсем другой вопрос, который к бизнесу не имеет никакого отношения. Есть кинобизнес, а есть творческая составляющая.

РГ | И что с ней?

Пореченков | С ней посложнее. Все находятся в поисках героя. Никто не может понять, что это за время, в котором мы живем. Все никак не могут уяснить какой будет режим, на чем будут базироваться моральные ценности государства. Такой затянувшийся переходный период, поэтому у нас не появляется достойный герой.

РГ | Вы знаете каким он должен быть?

Пореченков | Я снял картину "День Д", и считаю, что какая-то составляющая героя должна быть такой, как показано в фильме. Честный, щедрый и достаточно прямолинейный человек.

РГ | Как чувствовали себя впервые в качестве режиссера?

Пореченков | Это интересно, это новый опыт. Но ощущение такое, что я в этом кресле и сидел. Я знаю, что делать, у меня есть определенный опыт работы в кинематографе. Сейчас вот монтирую. Поначалу страшно было, а часть картины смонтировали, и я понял - и этим можно заниматься. Стоит только ввязаться в драку… Надо ловить себя на своих ощущениях, тогда все будет нормально. Ведь я давно хотел поработать как режиссер. Злился, что все снимают не то. Мне говорили, мол, идите, снимайте сами. И я пошел! А сейчас уже мне говорят, что я не то снимаю. Вот так рождаются новые режиссеры.

РГ | Вы сами исполнили главную роль. То есть, как режиссеру вам еще было нужно себя оценивать. Насколько эта оценка была адекватной?

Пореченков | Там был еще один режиссер - Катя Побединская. Поэтому мы оценивали вдвоем. Это тяжело. Все свои ошибки я вижу. Иногда так устаешь... Но ничего, вроде справились.

РГ | В фильме также снималась ваша старшая дочь Варвара. Трудно было с ней работать?

Пореченков | Мне все время было ее жалко. Думал, зачем я это сделал, вот ребенок мучается, нет бы летом отдыхала на море. Она отработала очень хорошо. Всё делала правильно, практически с первого дубля.

РГ | Еще будете ее снимать?

Пореченков | Пока у меня нет детских ролей. Может, буду, когда вырастет. Если она захочет стать актрисой.

РГ | Почему за основу "Дня Д" взяли готовый сюжет - фильма "Коммандо"? Нельзя было собственный придумать?

Пореченков | Хотелось поиграть в тех героев, которых ты с детства любишь. Уж больно Шварценеггер колоритен был.

РГ | Чувствуете теперь себя русским Шварценеггером?

Пореченков | Мой герой - абсолютно другой человек. Это не прямой римейк, это фильм по мотивам "Коммандо". Есть определенные условия, в которых существует герой. А то, что происходит с ним и как - наша придумка. Я не могу чувствовать себя Шварценеггером, потому что он - семикратный мистер "Олимпия". Я как актер посильнее буду, а как фигура, конечно, маловат.

РГ | Что-нибудь еще планируете снимать?

Пореченков | Хочу снять криминальную драму. Мне интересны люди, оказавшиеся в сложных жизненных ситуациях, которые стоят на "острие ножа". Мопассан же не писал о сексе, о любви. Он как раз писал о людях, которые находятся на грани. И мне интересно, почему человек выбирает с кем быть: с богом или с дьяволом? Какая биохимическая реакция происходит, что в глазу блеснуло в этот момент. Хочется поработать с актерами, руку набить, чтобы понимать, как быть дальше.

РГ | Почему все актеры, играющие супергероев, делают это как-то "деревянно"? По-другому разве нельзя?

Пореченков | Просто это - законы жанра. Я встречаюсь с военными, которые побывали в горячих точках. Они тоже очень скупы на эмоции. Там нельзя растрачивать энергию, потому что ты должен беречь себя для другого. Они не болтливы, со своим юмором, особенным взглядом на жизнь. Их сразу видно. У них нет таких... солнечных свистунов. Когда говорят, что вот этот человечек с тоненькими ручками-ножками - герой, мне трудно поверить. А вот этот болтливый человек - лучший разведчик. В это тоже трудно поверить. Существует определенный образ и законы, по которым он создается.

РГ | Когда Сталлоне и Шварценеггер снимали собственные фильмы, критики оценивали их работу ниже среднего уровня. Не боитесь, что с вашим фильмом получится также?

Пореченков | Да я вообще критиков не боюсь. Сталлоне-то снимал хорошее кино. "Рокки" по его сценарию - блестящий фильм. А потом он снял картину "Полицейские" - про глухого копа. Он очень хорошо играет толстого, плюшевого человека. Это - серьезная, сложная драматическая роль. Критики его разбомбили, потому что все привыкли к другому Слаю. И в боевиках вообще-то мало плохих актеров, просто так кажется.

РГ | Боевики были популярны в России в 90-е. Сейчас другое время. Может, хватит уже ими кормить народ?

Пореченков | Боевик - это же очень ходовой жанр. Сидит зритель в кресле, отдыхает, а вокруг бегают и стреляют. Человек же не ТАМ. У нас в фильме герой два раза в Чечне был. Чего только там не было. Вот этого не хочется. И опять же, мы говорим о людях, которые поставлены в очень тяжелые условия. Им нужно решать задачи жизни и смерти. И наблюдать за этим всегда интересно. Пытаешься понять, что заставляет героя поступать именно так, почему человек жертвует собой ради других. Что ему за это? Ну возьми и предай один раз, и жить тебе легче будет. А нет, не предает.

РГ | Сейчас в кино актуальны субтильные интеллектуалы. Тяжело при таких условиях актеру с вашим типажом?

Пореченков | Нас просто мало осталось. Наступило время метросексуалов. Это симптомы тяжелого общества. Мы устали от войны, захотели мирного времени. Ну и женщины, конечно. Им выгоднее в ресторане сидеть с крашеным Бекхэмом, нежели с татуированным Майклом Тайсоном. Когда война, тогда будут звать, или когда детей рожать. А так, про тряпки поговорить с этим милым крашеным блондином очень интересно. Жалко, что так происходит. Это мода, мировая тенденция. Будем сопротивляться.

РГ | Последний раз давно дрались по-настоящему, не в спортзале?

Пореченков | Давно. Когда сын родился, четыре года назад.

РГ | Ну это не очень давно...

Пореченков | Ха, у многих драки чаще случаются, конечно (смеется).

РГ | По какому поводу?

Пореченков | Нагрубили моей супруге. Не выдержал. Пришлось объяснить человеку, что он не прав.

РГ | В кино вам постоянно приходится иметь дело с оружием. А в жизни?

Пореченков | Я вообще люблю оружие. Дома даже есть целый арсенал. В основном это оружие, с которым занимаюсь спортом - стрельбой по тарелкам. Гладкоствольные "беретты", "браунинги", "генели".

РГ | А для самообороны есть?

Пореченков | Нет. Ножей много, если что. Но надо уметь ими пользоваться.

РГ | С собой носите?

Пореченков | Нож ношу. Складной в кармане.

РГ | Зачем? Не уверены в себе?

Пореченков | Просто привычка такая. Вообще мужчина должен неожиданности и опасности встречать с оружием в руках. Выход на московскую улицу - это уже опасность и неожиданность. Оружие дисциплинирует. Без него можно влезть куда-то, а так ты понимаешь, что у тебя перед противником большое преимущество.

РГ | Есть роли, которыми вы гордитесь?

Пореченков | Есть роли, которые мне нравятся. Прапорщик Дегало в "9 роте", например. Сколько сил я вложил! Как я это сделал! Леха Николаев нравится, потому что я с этой ролью взрослел, получал опыт. Из театральных ролей нравится Мышлаевский в "Белой гвардии". Судьба его мне интересна.

РГ | Ваша главная роль уже сыграна?

Пореченков | Это попозже надо будет спросить, лет эдак в 90. Роль отца пока не сыграна по-настоящему, дети ещё маленькие. Вот это будет самая главная роль.

Лучшие роли Михаила Пореченкова:

"9 рота" - Дегало

"Белая гвардия" - Мышлаевский

"Агент национальной безопасности" - Лёха Николаев

"Гамлет" - Полоний

"Солдатский декамерон" - Пантелеев
« Назад